СЕРГЕЙ СУЛИН: ГЛАВНЫЙ УРОК ЧЕРНОБЫЛЯ — УРОК ОТВЕТСТВЕННОСТИ…

Categories:  Пресса

Наш дом Кишинёв / 24.4.2009, www.cnc.md

Сергей Сулин: «ГЛАВНЫЙ УРОК ЧЕРНОБЫЛЯ — УРОК ОТВЕТСТВЕННОСТИ…»

— Вы, наверное, единственный художник, оказавшийся ликвидатором Чернобыльской аварии. Как получилось, что вы туда попали?
— Я тогда только окончил учебу на факультете градостроительства и архитектуры Кишиневского политехнического института, и меня призвал военкомат. Вот так я и стал ликвидатором, командиром взвода радиационно-химической разведки. То, что там увидел, впоследствии стало основой серии моих работ «Чернобыльский репортаж». Свое участие в художественных выставках начал именно с этой серии. Потом был цикл работ на религиозно-философскую тематику, ведь когда становишься свидетелем таких событий, их не просто осмыслить, поневоле приходится обращаться к более высоким уровням мировосприятия.

— Чернобыль и по сей день остался главным лейтмотивом вашего творчества?
— Нет, я стараюсь отойти от этого. Это был достаточно тяжелый этап в моем творчестве. Все чернобыльские работы у меня в основном монохромные — чернобелые, а сейчас работаю в жанре живописи, в цвете пишу пейзажи, натюрморты. Тот опыт, который я получил в Чернобыле, незабываем, но я стремлюсь идти дальше. Более того, пробую себя и в других сферах творчества — сейчас заканчиваю писать роман. Это будет автобиографический роман о любви и творчестве, немного и о Чернобыле, куда уж без него денешься?

— А какой, по-вашему, основной урок должны вынести все мы из Чернобыльской аварии?
— В первую очередь — это урок ответственности. Надо тщательно придерживаться всех правил эксплуатации, особенно на таких опасных объектах, как атомные станции. В момент взрыва станции погибло всего 29 пожарных, но с каждым годом число ликвидаторов, погибших от облучения, увеличивалось. Через 10 лет их было 15 тысяч, через 20 лет — уже 25 тысяч. А если считать пострадавших среди населения — порядка полумиллиона. Это страшные цифры.

— Сергей Игоревич, вы в 2002 году стали лауреатом Республиканского конкурса на проект Мемориального комплекса, посвященного участникам ликвидации Чернобыльской катастрофы. Как потом сложилась судьба этого комплекса?
— Я тогда занял 2-е место, то есть по итогам конкурса должен был воплощаться не мой проект, но, по-моему, на месте, отведенном под строительство мемориала, возводят нечто совсем другое, никак не связанное с представленными на тот конкурс проектами. К сожалению, у нас очень часто происходит подобное.

— А как вообще вы оцениваете современную застройку Кишинева?
— Когда я учился в институте, старый центр города был, можно сказать, «священной» зоной, запрещенной, для каких бы то ни было, перестроек. А такое безудержное строительство, с совершенно дикими архитектурными изысками, которое ведется сейчас, тогда и в страшном сне бы не привиделось. Мне очень жаль, что так бездумно разрушается лицо города. В этих новостройках душа проснется не раньше, чем лет через 200, если они еще столько простоят. Тех милых строений, тех старых домиков, которые создавали неповторимый облик города, становится все меньше, а экспансия новостроек, к сожалению, и не думает останавливаться.

— Спасибо за интервью. И желаю вам дальнейших творческих успехов.

Беседу вела Елена Егеля, «НДК»

Leave a Comment

антиспам проверка * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.