ПОБЕГ ИЗ ЗОНЫ — «РУССКОЕ СЛОВО» 30 АПРЕЛЯ 2006г.

Categories:  Общие новости, Пресса

Рассказ Сулина С. «Побег из зоны» можно прочесть здесь.

ЧЕРНАЯ ДАТА

Андрей Шаров

РУССКОЕ СЛОВО, 30 АПРЕЛЯ 2006г.
Большие красивые птицы беспокойно кружат над опустевшими селами. Шеренга опор высоковольтной линии, а параллельно ей -такая же шеренга надгробий. Несжатые поля и бессильно упавшие натруженные крестьянские руки. Кресты, срубы домов, руины — последствия страшного взрыва, и над всем этим — солнце, с трудом пробивающееся сквозь дымное марево…

Зоркий глаз художника точно уловил приметы величайшей трагедии, масштабы которой и сегодня, два десятилетия спустя, еще не до конца оценены. От лаконичных черно-белых графических листов исходит почти физическое ощущение тревоги, передающееся зрителям.

Персональная выставка председателя Товарищества русских художников Молдовы «М-АРТ» Сергея Сулина, развернутая в Муниципальной библиотеке имени Хаждэу, посвящена двадцатилетию аварии на Чернобыльской АЭС.

Автору довелось быть в числе ликвидаторов последствий этой катастрофы, и она не могла не оставить отпечаток на всем его творчестве.

Сергей попал в Чернобыль по повестке военкомата в мае 1987-го. Увиденного в тот месяц ему не забыть никогда. «Первое впечатление,-вспоминает он, — такое, словно попал в Зону из «Сталкера» Тарковского. Лунные пейзажи, старики, не захотевшие, несмотря ни на что, покидать родные места, изумрудная зелень огородов со страшными черными пятнами посередине — там, где легла радиация. Жуткое зрелище следов поспешной эвакуации: разбросанные в панике вещи, детские игрушки и книги, втоптанные в грязь, раскрытые настежь двери, а где-то, наоборот, заколоченные окна домов…»

Командир взвода радиационно — химической разведки, Сулин вместе с солдатами занимался дезактивацией помещений станции и проводил радиационную разведку местности в тридцатикилометровой зоне отчуждения. Поднялся как-то и под крышу разрушенного четвертого энергоблока, где и год спустя после взрыва невозможно было находиться больше 20-30 секунд. Японские роботы, напичканные электроникой, давно вышли из строя. Люди, приехавшие со всех концов огромного Советского Союза, сменяя друг друга, работали. Им доставалось самое опасное. Пришлось бороться и с мародерами, без особого, правда, успеха. Хотя, как признается Сергей, в голове не укладывалось, как можно было, зная, что такое радиация, тащить все из зараженной зоны и не думать о последствиях. Впрочем, реальную угрозу в полной мере мало кто осознавал. Несмотря на мучивший всех кашель, на черные круги вокруг глаз, солдаты буквально в километре от станции часами загорали под палящим солнцем, разбирали на части выданные индивидуальные дозиметры и делали сувениры для дома. И никакие запреты на них не действовали.

Сулин уже тогда делал наброски в блокноте, расспрашивал окружающих, вел дневниковые записи. Все увиденное легло в основу графической серии из 12 листов «Чернобыльский репортаж»,выполненной по свежим впечатлениям, сразу по возвращении.За эту работу его приняли в Союз художников, позже рисунки приобрел Национальный музей истории Молдовы. Сегодня их можно увидеть на выставке. Представлены здесь и фотографии, сделанные автором тогда же. Вообщето на фотосъемку в зоне аварии существовал категорический запрет,все производившиеся работы считались секретными. Однако в ликвидации последствий катастрофы участвовало слишком много народа, углядеть за каждым было невозможно.Так и удалось Сергею привезти домой кадры,запечатлевшие подлинную обстановку вокруг станции. Теперь они красноречиво дополняют вдохновенные работы художника.

На смену репортажу по горячим следам пришло философское осмысление случившегося. «Заглянув воочию в воронку атомного взрыва,- говорит Сулин, — я понял, насколько хрупка Земля и как велика ответственность человека за все,что он делает в этой жизни».Так появились «Серебряная серия», «Библейские мотивы» — по-новому увиденные традиционные сюжеты. «Богородица» — Богоматерь с младенцем на руках в радиоактивном облаке. «Троица» — три ангела над чашей, через край наполненной кровью. «Перевозчик» — Харон, ведущий свою лодку в царство мертвых не просто по реке забвения,а по руслу,пролегающему среди опаленного ядерным взрывом леса.»Исход» — люди, спасающиеся бегством из родных мест, ставших вдруг смертельно опасными, и как символ того, что возврата сюда не будет, — крест на горизонте… Поистине вселенским трагизмом веет от этих холстов,заставляющих каждого, на них смотрящего, внутренне содрогнуться и задуматься: так ли я жил, ради чего вся мелкая суета, если в один миг мир может рухнуть? Но при этом картины не производят впечатления безнадежности, от них все равно исходит какой-то внутренний свет.

Катастрофа на Чернобыльской АЭС сразу унесла сотни жизней, а затронула миллионы людей. Отразилась она и на судьбе не только самого Сергея Сулина (после месяца пребывания в зоне здоровье художника оказалось настолько подорванным, что его признали инвалидом, которому противопоказаны физические нагрузки), но и его близких. Старшая дочь, родившаяся в год аварии, перенесла тяжелую операцию. Младшая, появившаяся на свет пятнадцать лет спустя, тоже растет слабенькой. Пенсия ликвидатора, хотя и повышалась в последние годы несколько раз, за ростом цен не успевает, поэтому Сергею не редко приходится жертвовать возможностью подлечиться в санатории и выбирать вместо путевки денежную компенсацию — семье нужны средства. И, невзирая на запреты врачей, Сулин много работает, успевая заниматься не только творчеством, но и общественной, организаторской деятельностью. Он создал «М-АРТ», постоянно устраивает выставки его членов и другие культурные акции.

Вот только тему Чернобыля художник для себя закрыл, слишком уж тяжело к ней возвращаться. Ему удалось вырваться из круга, очерченного трагедией. Хотя, конечно, полностью уйти от случившегося той весенней ночью, невозможно. И несколько лет назад по предложению столичного общества «Чернобыль» Сулин на общественных началах выполнил проект памятника ликвидаторам. На это ушло полгода. В обществе работу одобрили. Потом примэрия объявила республиканский конкурс на лучший проект. Сергей сделал еще четыре варианта мемориального комплекса, два варианта церкви и вышел в финал. Но, увы, победили другие. Мнение самих чернобыльцев жюри во внимание не приняло.

«Конечно, сначала было обидно, — вспоминает художник. — А потом я подумал: если моя инициатива побудила городские власти устроить конкурс, чтобы все-таки соорудить монумент, — уже хорошо. Свой памятник тем событиям я все равно создал. Это нынешняя выставка и рассказ «Побег из зоны», опубликованный в апрельском номере журнала «Кодры» Он написан на основе дневников, что я вел тогда в Чернобыле, и станет, в свою очередь, частью еще не напечатанного романа. Книга не о катастрофе, а о любви, о судьбе художника».

Сегодня, в дни годовщины самого страшного в истории человечества техногенного катаклизма,перед нами раскрылись новые грани дарования Сергея Сулина. И мы лишний раз убедились в справедливости старой истины: талантливый человек талантлив во всем.Готовность поделиться душевным богатством — из того же ряда.

Leave a Comment

антиспам проверка * Лимит времени истёк. Пожалуйста, перезагрузите CAPTCHA.